Яна Васильева
Как отрастить кожу
8.06—1.08.2024

ЦСИ Сияние, Апатиты



Команда проекта:

Куратор: Екатерина Васильева

Архитектура выставки: Екатерина Васильева и Яна Васильева

Координатор: Сергей Данилин

Монтаж: Дарья Чекулаева, Федор Мухаметшин, Даниил Трефилов

Дизайн: Виолетта Воронкина

Создано при поддержке Андрея Малахова

«Самое глубокое в человеке — это его кожа». Поль Валери 

1. Вопрос или ответ, заложенный в названии выставки, отсылает нас в первую очередь к составлению некой последовательной индивидуальной инструкции самому себе. Направление мысли художницы может создать собственное подводное течение по рефлексии на тему защищенности и заботы, телесности и чувственности, нежности и выносливости.

Мишель Фуко, Морис Мерло-Понти и Валерий Подорога в своей философии отмечали, что такой природно-культурный феномен, как телесность, формируется исходя из того, как человек воспринимает физическую сторону своего существования и как ее контролирует; как относится к своему телу, как им владеет и каким желает его видеть среди других тел. Переживание своего тела — это переживание человеком самого себя. Тело само по себе уже является основой любого значения и коммуникации. Реальная открытость телесной практики может оказаться попыткой восстановления природного равновесия, но не в контексте идеалистической философии 18 века Жан Жака Руссо, а того подлинного природного и динамического равновесия, столь нужного нам сегодня в 21 веке, пребывающего в мире новых драматических событий, в мире, раздираемом болью, и, однако единственном в котором мы живем здесь и сейчас. В философском ключе понятие адаптации близко пониманию процессов гомеостатического равновесия организма — саморегуляция, способность любой открытой системы сохранять и восстанавливать внутреннее динамическое равновесие, воспроизводить себя и преодолевать сопротивление внешней среды. Открытость позволяет телу и миру касаться друг друга и в этом касании схватывать себя целостно. 

В экспозиции, развёрнутой на нескольких локациях мы видим, как запускается и осмысляется этот процесс у Яны Васильевой. Так первая остановка по маршруту выставки  — предчувствие — открывается скульптурами из папье-маше. Рассматривая серию «Ломка тела», можно почувствовать их внутренний ритм — меняется расположение фигур, их позы и язык тела, внутреннее содержание. Мы видим антропоморфные формы, на которые нанизываются или по ним скользят, психологические состояния, окрашенные в разные цвета и возведенные в независимые сущности. Здесь же на «земле» результат прогулок Яны по окрестностям Апатитов — инсталляция «Созвездия сырой земли: Обезьяна». Художница задаётся вопросом: «прежде, чем идти вперед, следует посмотреть под ноги или оглянуться назад»? Ее ответом становятся «постройки рукотворных укрытий, ритуалы борьбы и некие альтернативные карты существования под небом». По ее «небосводу» на стенах, россыпь стальных «звезд», а рядом пока еще формирующийся проволочный позвоночник, который набирается сил и крепчает. Впереди предстоит большая работа. 

2.  Чтобы подступиться к телу, говорит Валерий Подорога, надо рассматривать тело как образ тела в становлении. Данная настойчивость, заставляет вспомнить Фридриха Ницше, который мыслил собственное тело как неотделимое от своей философии, предлагая «философствовать, принимая тело как путеводную нить». Создание собственных маршрутов — существенная часть психологической деятельности человека. Маршрут сливается не только с субъективностью тех, кто проходит по окружающему миру, но и с субъективностью самого мира. Так, создание своих правил и их выполнение, становится основным методом работы Яны за последние годы. Ее долгосрочный проект «Климатроны» — «тотальная инсталляция утопических раскопок и внутренний оползень», встречает нас домом, одетым в ткань. Со своими заломами, складками, перегибами это словно кожа, но не та человеческая, а визуализация внутренних опор самой художницы, ее выстроенный храм в сердце которого, на холме из камней, очаг — скульптура «Климатрон Аку-Аку-Вудъяврский» и 33 километра пройденные пешком для его установки. Витражи из фотографий на стенах  — следствие 13 поездок и многокилометровых пеших походов в рамках проекта. Горы и воды на витражах, не только романтизируют присутствие около них, но и определенно заставляют по-другому смотреть на время, особенно в контексте обсуждаемой уязвимости. Данное непростое, в том числе, и физическое путешествие помогает художнице найти опоры в природе и необходимую тишину, пусть лишь на время. 

Такая практика проживания своего собственного чувственного опыта, характерна для отцов основателей walking art (ходьба как искусство) художников Ричарда Лонга и Хеймиша Фултона. Для укрепления опор центральным является понятие повторения. Неизбежная повторяемость ритуала художницы — донести «Климатрон» весом часто до 10 кг (с учетом содержимого рюкзака вес может достигать 18 кг за спиной); установить его в подходящем по внутреннему импульсу и проработанности месте; запечатлеть действия в сотнях документальных фотографиях, дав тем самым работе имя по географической точке установки. Скульптуры художницы перестают быть монументальными и становятся годологическими (годология — наука о путях, теория «психологического поля» Курта Левина). Годологическое пространство предполагает, что люди проходят через различные стадии развития, стремясь к самоактуализации. Климатрон сам становится пейзажем и путешествием, временно благоустраивая некое место. Скульптура следует по путям художницы, она лишена всякой ложной памяти, кроме памяти материалов. Она выступает как инструмент, помогающий человеку ориентироваться в пространстве, отражая его текущее состояние, служит катализатором для дальнейшего развития. 

Таким образом, искусство не может существовать для автора отдельно от жизни. Ее искусство — это личный комментарий на осознание своего тела и сложной взаимосвязи, и границ с Другими. Подорога, напоминает, что мое тело, даже если оно является моим, никогда не принадлежит мне полностью. Здесь возникают несколько позиций или возможных взглядов на тело, которые принимают в расчет фигуру Другого. Другой всегда будет второй кожей человека, которой ему будет недоставать. После «Климатронов» нам открывается стена стальных «Щитов», они предстают соответствием высокому уровню адаптации и необходимой желанной защитой. Их растительная форма напоминает мхи Севера, которые как кожный покров защищают землю от суровых погодных условий. Для нас же людей, подобный второй покров становится дополнительным, жёстким покровом, обеспечивая новый уровень защиты и превращающий первую, уязвимую кожу в чисто психологическую форму. Эта вторая кожа и есть то скульптурно-героическое тело, которое следует обрести. В итоге, наш мягкий как родничок младенца, проволочный остов из первой локации, превращается в закрывающие выставку последствия — «Мост-позвоночник» из стали, с отметинами как ему и положено. Прожигания созданы художницей сварочным аппаратом на высоких температурах, «произведение о преодолении, стремлении и выращивании своего стального стержня, на теле которого так или иначе остаются следы пройденного пути, сделанного выбора, полученного опыта и времени». 

Все составляющие художественной практики Яны Васильевой, будь то предчувствие работы и вопрос «как?»; долгий процесс проживания запланированного действия или взаимодействия с материалами; и в конце концов последствия и оформленный результат — представлен нам зрителям и нам, в первую очередь людям, как в меру уязвимым, так и не очень, как настоящий маршрут по поиску в природе моделей для собственного поведения в жизни, через символические ритуалы. Через долгие до 61 километра походы в природу.  Через почти сакральные и бесконфликтные, по отношению к природе, походы с климатронами, созданными с целью пересборки личности и образованию обстоятельного защитного «кожного» покрова. Который потом поддерживается в городской среде нахождением баланса через тело, борьбу и защиту «щитами».

Тело человека является рискованной структурой, система почти постоянно поддерживает себя на грани хаоса и порядка. Это проявляется противопоставлением материалов, используемых художницей: стали, как чего-то вечного и папье-маше, как хрупкого и уязвимого. Человек беспрерывно восстанавливает себя и свою идентичность и в биологическом, и в духовном плане. Всякое произведение искусства, так или иначе подразумевает эти внутренние пути/маршруты восстановления или внутреннее паломничество. Главное постараться найти свой метод. 

Куратор Екатерина Васильева  соцсети @room_for_ekaterina


''Как отрастить кожу'' выставка Яны Васильевой в ''Сиянии'' 8.06-1.08
''Как отрастить кожу'' выставка Яны Васильевой в ''Сиянии'' 8.06-1.08