Ирина Толкачева: ''Удручает отсутствие общей системности''

Wall берет интервью у критиков, фотографов, художников и кураторов, чье мнение и опыт нам глубоко не безразличны.


Ирина Толкачева — искусствовед, историк фотографии, преподавательЖивет и работает в Москве.


Екатерина Васильева — Ирина, спасибо, что согласились ответить на мои вопросы для Wall.

Что, по вашему мнению, помогает, а что мешает сегодня преподавателю фотографии в России? 

Ирина Толкачева — Не то, чтобы мешает, но удручает отсутствие общей системности в преподавании и изучении истории фотографии. По моим ощущениям (несмотря на большие и регулярные подвижки в этой области) у нас до сих пор теоретически плохо осмыслена фотография как часть контекста всей визуальной культуры. Нет большой истории фотографии на русском языке (куда была бы вписана и отечественная фотография), нет общего панорамного взгляда с точки зрения российского искусствознания. Много чего делается, но всё как-то фрагментарно, факультативно. Это же касается описанности и оцифрованности музейных коллекций, библиографии, истории фотографической периодики и т. п. Но, с другой стороны — всегда есть, чем заняться. 


ЕВ — Лучшие три выставки, которые вы посетили за последние 5 лет. Почему они лучшие. По возможности поставьте ссылки. 

ИТ — Очень субъективно: 

1 «Свежий слой» в Арсенале в Нижнем Новгороде, лето 2017. Диалог нижегородского стрит-арта с народным искусством. Впечатлила уровнем погружения в материал и масштабом его обработки. Довольно замороченная концепция была, тем не менее, как-то изящно решена, — как будто в логике сновидения, где не связанные друг с другом вещи вдруг соединяются и вроде так и надо. Хотелось читать выставку, как книгу, в ней было много интересных штук, каждая из которых выходила в какую-то свою большую тему. https://www.the-village.ru/village/weekend/weekend-guide/264770-svezhiy-sloy

2 «Новый пейзаж» в фонде Екатерина, зима-весна 2019. О выставке много говорили и писали, не буду повторять. Очевидно, такая выставка должна было состояться минимум лет на семь раньше, но замечательно, что она вообще состоялась, демонстрировалась в разных городах и вызвала много рефлексии. Я очень хотела её посмотреть, потому что, кроме всего прочего, просто очень люблю сухой протокольный документализм и банальную повседневность. Гаражи, панельные дома, мусор, магазины, остановки — вот это всё. Что-то личное у меня. Завораживает, не могу оторваться. www.ekaterina-foundation.ru/rus/exhibitions/2019/newlandscape/ 

3. Павел Отдельнов «Промзона». ММСИ, зима-весна 2019. Кроме важных исторических и человеческих вопросов, которые вызывают отклик у любого зрителя, выросшего в СССР, лично для меня эта выставка стала поводом в очередной раз задуматься об эффектности и эффективности сочетания разных медиа внутри одного проекта. В частности, о живописи, которая часто в подобных выставках играет вспомогательную, прикладную роль, но очевидно ещё нужна автору и зрителю в качестве привычного и понятного инструмента. Это интересно. www.mmoma.ru/exhibitions/petrovka25/pavel_otdelnov_promzona/ 


ЕВ — Как преподаватель с большим опытом работы как вы оцениваете аудиторию, приходящую слушать ваши лекции в разные институции. Существует ли проблема диалога преподаватель — студент? Если да, то в каких институциях больше? Боятся или стесняются слушатели задавать вопросы и конструктивно подвергать критике какие-то тезисы? Если да, то по вашему мнению, почему это происходит? 

ИТ — Больше всего проблем диалога там, куда люди приходят учиться сугубо техническим навыкам, то есть в фотошколах, ориентированных в первую очередь на ремесло. И меньше всего там, куда аудитория приходит, за историей фотографии как частью истории искусства и культуры, особенно современного искусства. В этом смысле вообще никакого напряжения как лектор я стабильно не испытываю только в школе «Свободные мастерские», где преподаю больше десяти лет. В остальных местах бывают эпизодические трудности с коммуникацией, но, тем не менее — чем больше зритель изначально мотивирован, чем шире его культурных бэкграунд, тем легче выстраивается диалог, даже если в аудитории возникают споры. Вообще я очень люблю общаться с аудиторией, за годы преподавания у меня появилось много друзей среди слушателей. Не сказала бы, что люди стесняются задавать вопросы, критиковать или спорить. Большая или меньшая активность зависит, наверное, только от каких-то случайных вещей вроде размера помещения, количества людей, времени суток и т. п. 


ЕВ — У вас есть лекция: ''Актуальные тенденции современности'', в которой вы перечисляете ключевые слова: телесность, пол, здоровье, самоидентификация, экология, научное знание, кибербезопасность, постправда, фальсификации, понятия о прекрасном и безобразном, приватное и публичное в меняющемся мире. Скажите, пожалуйста, какие ресурсы помогают вам классифицировать эти тенденции. Следите ли вы за результатами международных современных фотоконкурсов. Есть ли у вас предпочтения?

ИТ —  Я бы сказала, что эти тенденции актуальны в довольно широком временном охвате — то есть, как минимум в последние 10 лет (На самом деле скорее в последние 20-30). С точки зрения большой истории и моих попыток уместить многое, начиная с 19 века, в формат довольно коротких курсов — это пик актуальности.))) Я подписана на рассылки журналов, музеев, международных организаций, конкурсов и фестивалей: Unseen, British Journal of Photography, Lensculture, Foam, Calvert, Dazed и т. п., а также многочисленные блоги, но, конечно, не успеваю за всем уследить. Более-менее регулярно я читаю, пожалуй, только BJP, а остальное — как получится. Постоянно стыжусь, комплексую и прокрастинирую. 

ЕВ — Вы были членом жюри Молодые фотографы России в 2016 и в 2017, на который сейчас идет прием заявок. Первый вопрос: работают ли наши молодые авторы — лауреаты с актуальными тенденциями современности? Если да, то с какими в основном? И второй: получается ли у них, на Ваш взгляд, сбалансировать найденный визуальный язык с текстовым сопровождением? 

ИТ — С текстовым сопровождением обычно всё в порядке. Что касается тенденций, то «молодые фотографы» год за годом в основном продолжают снимать и описывать Россию по завету Сергея Максимишина, который десять лет назад сказал, что она остаётся самой неснятой страной. За эти десять лет, конечно, длинный путь пройден. Вот недавно, в связи с выставкой «Новый пейзаж» говорили о том, насколько сейчас среди российских авторов популярна deadpan-стилистика, хотя в мировом контексте этот тренд уже давно переработан. Но мы этот язык осознали в полной мере только к концу 2000-х и продолжаем увлечённо на нём говорить, потому что много ещё есть, что сказать. Виктория Мусвик недавно об этом писала. Но, кстати, на «Молодых фотографах» и этого не так, чтобы много. Меня лично порадовало несколько недавних попыток поговорить о гендерных вопросах, но они были робкими и немногочисленными. Почти совсем нет чего-то в духе, например, Сары Квинар — то есть, рефлексии по поводу взаимодействия аналоговой и цифровой фотографии в меняющемся мире, о визуальных ценностях и о том, как они трансформируются и т. п. Но я бы не сказала, что всё перечисленное плохо. Мне кажется, что отечественные авторы ориентируются в мировом контексте всё быстрее. С другой стороны, есть ощущение, что конкурс с каждым годом всё меньше интересует молодых фотографов, следящих за трендами и активно получающими образование в области современного искусства. Это не способствует адекватности общей картины именно в рамках этого конкурса. Но может всё ещё изменится, откроется второе дыхание, а вдруг. 


ЕВ — Ваши любимые современные фотографы и почему. Если бы представилась такая возможность, чью выставку вы бы хотели курировать? 

ИТ — Мои последние увлечения (хотя некоторые уже давние), авторы, за которыми я слежу в соцсетях, доставляющие мне визуальную радость: Юлия Роднина, Дима Жаров, Роман Мокров, Ольга Титова, Алиса Липеровская, Алексей Васильев, Анастасия Руденко, Анастасия Богомолова, Мария Ионова-Грибина. Что касается выставки, то мне бы, наверное, была интересна коллективная выставка авторов, которые иронично работают с банальной повседневностью. Тут одновременно сойдутся разные жанры и темы: пейзаж, натюрморт, тело, ностальгия, абсурд, тоска, эскапизм, ненависть, нежность, Родина и т. п. Из зарубежных фотографов люблю и не упускаю случая куда-нибудь вставить упоминание о Sian Bonnell, Amy Stein и Catherine Chalmers (хотя сайты последних двух что-то давно не обновлялись).


ЕВ — Как Вы думаете, где никто никогда не делал выставок, а это было бы весьма интересно? 

ИТ — В «Пятёрочке», «Дикси», «Перекрёстке» и т. п. Перформансы в супермаркетах были, а вот именно выставок — в диалоге с пространством и зрителем, кажется, не было. Дешевый большой супермаркет — это полный визуальный хаос и бессознательное движение масс, однако со всем этим мастерски работают маркетологи, манипулируя поведением покупателя. Мне кажется, это был бы нереальный челлендж для художника и куратора. 


ЕВ — Ваш любимый музей в Европе и почему? 

ИТ — Я бываю в Европе не так часто, как хотелось бы. Мои любимые музеи — это те, на сайты которых я хожу чаще всего, потому что там много интересного для меня контента. Можно часами бродить по гиперссылкам. Хорошая замена перебиранию карточек в каталоге — так же затягивает. Сейчас это Музей Виктории и Альберта и Рейксмюсеум


ЕВ — Есть ли у вас женщины-художницы и женщины-писательницы, которыми вы восхищаетесь или к которым испытываете другие схожие по смыслу эмоции? Если да, то кто и почему. 

ИТ — Конечно, меня безмерно восхищают монстры и гигантессы вроде Марины Абрамович или Маргарет Бурк-Уайт (которая кажется мне вообще какой-то супергероиней). Но я бы здесь назвала современниц, соотечественниц и даже некоторых личных знакомых, которыми восхищаюсь прямо сейчас. Почему бы их не отметить. Например, Наташа Шарапова, Алина Десятниченко, Виктория Мусвик, Дарья Серенко, Надя Плунгян, Мария Ионова- Грибина, Марина Антонова. Восхищаюсь их энергией, работоспособностью, количеством достижений, интеллектом, остроумием, талантами, тактом, способностью выражать свои мысли, дискутировать и убеждать. 


ЕВ — Любимая книга (и) по теории искусства. 

ИТ — Сложный для меня вопрос. Ну, назову Иена Джеффри (Ian Jeffrey), который попался мне в юности и впечатлил способностью писать о фотографии легко, охватывая широкое культурное поле. 


ЕВ — В Facebook с декабря 2019 вы ставите посты с изображениями Святых Себастьянов из своей коллекции. Расскажите, пожалуйста, почему возник такой интерес и можете ли вы этот образ связать с практиками современных художников (фотографов). Если да, то с какими. 

ИТ — В 2017 году в рамках библиотечных мероприятий я готовила лекцию об образе святого Себастьяна в искусстве, с тех пор у меня сохранилась папка с картинками и несколько интересных историй. Мне кажется, все любят святого Себастьяна, — за андрогинность, красоту, наготу и широкий спектр культурных ассоциаций. Ну и, наверное, никакой другой христианский святой не сравнится с Себастьяном по массовой популярности. Я бы не сказала, что сильно погружена в тему, мои изыскания довольно поверхностны. В первую очередь, конечно, меня привлекают реакции и разговоры вокруг Себастьяна в связи с моим интересом к теме мужского тела в фотографии и искусстве. А современные художники, мне кажется, постоянно обращаются к образу Себастьяна. Его стереотипная узнаваемость и весь культурный бэкграунд (в том числе его роль защитника от чумы и «чумы 20 века» и его статус гей-иконы) делают его незаменимым. На него отлично проецируются темы феминности-маскулинности, эротической чувственности, смирения и внутренней силы, крайней уязвимости и противостояния косности, мракобесию и жестокости. Одновременно Себастьян может быть и пародийным персонажем. В общем — фигура с бесконечным потенциалом как для пафосного высказывания, так и для иронии, постоянно всех вдохновляющая. В первые же пару недель себастьянового марафона Дима Жаров — фотограф, исследующий тему телесности и стереотипов, сделал автопортрет в образе Себастьяна, а художник Лев Никитин прислал мне ссылку на свою живопись с Себастьяном после FtM-перехода. Могу ещё вспомнить, например, проект Стиви Рэйлинн Джонсон тоже о мужском теле и уязвимости: https://www.featureshoot.com/2014/10/stevie-raelynn-johnsons-intimate-portraits-of-thirty-men/

Интервью с Ириной Толкачевой
Download

Андреа дель Сарто, начало 16 века 

Интервью с Ириной Толкачевой
Download

Карл Фишер, 1968

Интервью с Ириной Толкачевой
Download

Пьер и Жиль 1987

Интервью с Ириной Толкачевой
Download

Содома (Джованни Антонио Бацци), 1525

ЕВ — Пожалуйста, придумайте название для одной из моих следующих выставок на Wall-online. Эти названия я буду использовать для Open call.

ИТ —  «Скрытые фигуры», «Невидимые персоны» — что-то в этом роде. Для меня это про эйджизм, дискриминацию и отсутствие репрезентации, но каждый может вписать в это название свой насущный смысл.

Интервью с Ириной Толкачевой
Download

фото А. Кандалинцевой

ИНТЕРВЬЮ

EN