Максим Шер: ''Интереснее находить компромисс через постоянный диалог''

Wall берет интервью у критиков, фотографов, художников и кураторов, чье мнение и опыт нам глубоко не безразличны.


Максим Шер — фотограф. Живет и работает в Москве.


Екатерина Васильева — Максим, спасибо, что согласились ответить на мои вопросы для Wall.

Мой первый вопрос о Вашей собственной самой необычной или интересной выставке и почему. Пожалуйста, напишите подробнее о концепте и развеске. По моему мнению, это выставка проекта, посвященного исследованию исторической репрезентации ленинградской блокады, первая часть которого была реализована в форме выставки 'Карта и территория'' c 29.01.2014 по 13.02.2014 в Галерее «Триумф» в Москве, но, возможно, я ошибаюсь.

В продолжении темы ''Карта и территория'' - Виктория Мусвик пишет о Вашей выставке:
''Удается ли автору проекта «Карта и территория» найти контакт со смотрящим выставку, выйти за пределы собственной культуры, пробиться сквозь ее атомизированность, неумение видеть и желание бездумно любоваться пышностью срежиссированных зрелищ? Выстраивается ли мостик между мыслью, текстом и изображением? Или образы остаются поверхностными, как у многих других отечественных художников?
Насколько, в общем, удачны, серьезны и глубоки эти визуализации воображаемого и бессознательного, попытки показать сам процесс вытеснения? и сама отвечает - ''Наверное, не всегда. Так, работая над проектом, автор сомневался в том, какой степени четкости давать зрителю указания на то, документ перед ним или нет. Само решение эту грань затемнить, сделать выставку, где «все существует в некой новой, созданной реальности образов, где уже неважно, это факт чем-то или кем-то подтвержденный или вымышленный», кажется мне этически крайне спорным. Наверное, оно говорит что-то о невозможности с ходу сделать рывок в рефлексии и перепрыгнуть существующую художественную традицию. Но то, что большинство этих объектов совершенно явно выходит за рамки простой игры воображения, — безусловно.''
Пожалуйста ответьте на этот вопрос сегодня, спустя 5 лет: Удалось ли Вам найти контакт с зрителем в этом проекте ? И будет ли когда - нибудь возможным презентовать этот проект не в галереях, а на стенах музея Блокады или других близких ему пространствах ?

Максим Шер — «Карта и территория» была для меня первой инсталляцией, поэтому я ее делал долго — кажется, больше года. Проект на первый взгляд довольно сложно устроен и требует, чтобы зритель по-настоящему вник и распутал все, что там было накручено. Идея была в том, чтобы сделать своеобразный минимузей историй блокады — частных, негероических, даже бытовых, потому что только через быт, повседневность к истории можно хоть как-то «прикоснуться», примерить ее на себя. Еще одна задача была в том, чтобы высветить механизмы конструирования государственной исторической мифологии и «достоверности», роли «фиксаторов» и «редакторов» истории в широком смысле — фотографов, художников, историков, цензоров, способы создания исторической репрезентации, особенно фотографической, и «исторических документов» и т. д. Всё это было объединено в одной инсталляции — с объектами, фотографиями, видео и текстами — которая напоминала привычную музейную, но говорила не о том, о чем обычно говорят государственные исторические музеи. Главная задача была выразить то, что хотелось выразить. Я сомневался в процессе работы — все художники сомневаются — но на выставке сомнений уже не было. Никаких подсказок на выставке не было, это было сочетание правды и вымысла — намеренное, чтобы высветить механизмы производства «правд», сконструированный характер истории. Почему это спорно этически — не знаю, это вопрос к критику. Для меня ничего этически спорного в этом нет. Зрители говорили, что до выставки вообще не задумывались, как были сформированы их представления о блокаде и истории вообще, а после нее — задумались. Еще один интересный момент — этот проект, пару раз получив отказ в том, чтобы быть выставленным, высветил механизмы самоцензуры, действующие в некоторых наших институциях сегодня. Так, в одной из них не захотели его показывать, сославшись на то, что он «слишком концептуальный», и что тема блокады не может быть репрезентирована иначе чем так, как она репрезентируется сейчас, т. е. исключительно сквозь призму официозной истории и с помощью отцензурированных работ военных фотокоров. Другая институция, имеющая, казалось бы, прямое отношение к теме репрессий, отказалась с формулировкой, что политические репрессии во время блокады не подпадают под тематику музея репрессий.

Подробнее можно почитать тут: https://daily.afisha.ru/news/9685-muzey-istorii-gulaga-otkazal-v-provedenii-vystavki-posvyaschennoy-repressiyam-vo-vremya-blokady-leningrada/

и тут: https://www.svoboda.org/a/28614017.html

Одна из итераций проекта «Карта и территория» — под названием «Запрет на образ» — была частью выставки «Тихие голоса» в Музее истории Петербурга - https://www.youtube.com/watch?v=9nV989MSCcw, сделанной при поддержке ГЦСИ в 2017 году, и, насколько я знаю, куратор Людмила Белова, рассчитывала, что какие-то идеи с этой выставки будут использованы в новом Музее блокады, но, как мы уже знаем, этот «музей» будет реинкарнацией худших образцов сталинистской антиисторической пропаганды — ровно тех, которые критикуются и в моем проекте, и в других проектах, показанных на «Тихих голосах». И даже стиль «музея» выбран соответствующий — тошнотворный позднесталинский «ампир» с канделябрами и ковровыми дорожками. Так что возможность, конечно, будет, но только после смены политического режима в нашей стране.

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

''Карта и территория'' 29.01.2014 — 13.02.2014, Галерея «Триумф»

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

''Карта и территория'' 29.01.2014 — 13.02.2014, Галерея «Триумф»

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

''Карта и территория'' 29.01.2014 — 13.02.2014, Галерея «Триумф»

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

''Карта и территория'' 29.01.2014 — 13.02.2014, Галерея «Триумф»

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

''Карта и территория'' 29.01.2014 — 13.02.2014, Галерея «Триумф»

ЕВ — Максим, вы часто работаете в резиденциях. Вы делаете там высказывание на интересующую вас тему, и результатом становится выставка. Расскажите, пожалуйста, на примере выставок в резиденциях ''Дом Метенкова'' и ''Заря'' о концепте и развеске проектов, реализованных там.
Обсуждаете ли вы с куратором экспозицию, и как на нее влияет предоставленное резиденцией пространство. Выходили ли вы за его стены? Почему да или почему нет?

МШ — Пространство влияет, конечно, но еще больше влияет выделяемый бюджет: все в основном упирается в него, а также в то, сколько есть времени — как правило его очень мало. В «Заре» я сделал инсталляцию и снял видео, на открытии был также перформанс «Речь»; в «Метенкове» выставка была чисто фотографической. В этих резиденциях «куратора выставки» как такового не бывает, но основные идеи работы, конечно, обсуждаются. «За стены» не выходил — все, что я делаю, требует либо инсталлирования в выставочном пространстве, либо создания книг.

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

''Архипелаг'' 28 марта — 26 мая 2019, Музей Метенкова 

ЕВ — Вероятно, ваш самый известный проект — ''Палимпсесты''. В статье https://strelkamag.com/ru/article/new-landscapes архитектурный критик Мария Элькина пишет: ''Максим Шер дотошно фиксирует наложения разных временных слоёв в городской среде''. Я бы хотела уточнить про слово дотошно. И каталогизировать или систематизировать — в большинстве ваших проектов прослеживается этот метод работы. Но также есть, я бы сказала, и метод поэтического высказывания (например, в ''Америка" и ''Kars'').
Я так понимаю, что на сегодняшний день вам ближе каталогизировать? Объясните почему? Как происходит выбор в пользу того или иного метода?

МШ — Тут довольно просто: надоела поэзия, начинаешь «дотошно» каталогизировать, надоело каталогизировать, возвращаешься к «поэзии».

ЕВ — И второй вопрос: я видела лично Palimpsests в рамках групповой выставки Close and Far: Russian Photography Now, которую устраивала Calvert 22 Gallery в Лондоне с 18 по июня по 17 августа 2014 года.
https://watchingphotographs.wordpress.com/2014/11/02/close-and-far-russian-photography-now/
Можете ли вы сказать ваше мнение о выставке. Насколько выставка в Лондоне повлияла на ваше продвижение как фотографа?

МШ — Выставка была очень качественно спродюсирована, но уже тогда были определенные сомнения в уместности продолжения объединения художников из одной страны на выставках в духе Russian или Korean или Indian или Brazilian Photography Now. На Западе это любили до недавнего еще времени, но, кажется, уже поняли, что это больше не очень-то работает. Важно и интересно показывать художников как творческих индивидуальностей (тем более, что их идентичность часто меняется, и именно этим они интересны, а не тем, что они русские, корейцы или бразильцы), а не как «представителей» какого-то nation state. На мое продвижение, насколько я могу судить, эта выставка не повлияла никак.

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

Russian Palimpsest as part of Close and Far: Russian Photography Now at Calvert22 Gallery, London, 2014  

ЕВ — По вашему мнению, самая интересная экспозиция групповой выставки ''Новый пейзаж'', участником которой вы являетесь? Меняется ли количество и сами работы в зависимости от пространства, в котором проходит выставка? Расскажите, пожалуйста, на примере последней выставки, которая будет проходить в Казани с 23 августа по 22 сентября 2019 года.

МШ — Нет, там одни и те же работы. Лучше всего получилось, на мой взгляд, в фонде «Екатерина» в Москве. http://www.ekaterina-foundation.ru/rus/exhibitions/2019/newlandscape/

В Казани я не был, увы.

ЕВ — Любимая книга (и) по теории искусства.

МШ — Насчет «любимых» не знаю, но повлияли много кто, и, в основном, это были статьи, а не только книги — Беньямин, Краусс, Секула, Барт, Берджер, Бухло, Адорно, Гройс, Петровская, Берджин (Victor Burgin), Флюссер, Джулиан Сталлабрас.

ЕВ — Максим, для текстового сопровождения своих проектов (Kars, So This Is Nausea, America, I Will Drink To Your Decline, A Remote Barely Audible Evening Waltz) вы часто используете цитаты писателей. Объясните, пожалуйста, причины таких решений.

МШ — Тогда мне это казалось уместным, сейчас уже нет.

ЕВ — Не так давно были объявлены результаты одного из значимых современных фотографических конкурсов — Noorderlicht International Photography Festival 2019, с темой TAXED TO THE MAX. Ваш совместный проект «Infrastructures» с фотографом Сергеем Новиковым вошел в финалисты фестиваля. Я еще раз поздравляю вас и буду благодарна за дополнительную информацию:
— будете ли вы участвовать в концепции презентации вашего проекта в рамках фестиваля или условия фестиваля этого не подразумевают;
— насколько сегодня актуально сотрудничество двух авторов;
— существуют ли разногласия и как находить компромисс;
— когда планируется выход и презентация книги.

МШ — Спасибо, да, условия фестиваля это подразумевают. С куратором все обсудили и достигли некоторого компромисса. Книга выходит в сентябре, презентация в начале октября в Московском музее современного искусства. Актуально или нет — это могут для себя решить только сами художники. Если это уместно, продуктивно, взаимно обогащает — да, если нет — нет. Разногласия, конечно, существуют — почти во всем и всегда, но тем интереснее находить компромисс через постоянный диалог, доверять, сдерживать собственное эго.

ЕВ - Любимый книжный магазин в Санкт - Петербурге, если такой есть, и в Москве, и почему.

МШ - В СПб - фотокнижный в Фотодепартаменте, но вообще я в основном все книги читаю в интернете и, если покупаю, то тоже там.

ЕВ - Придумайте название моей следующей выставки на Wall-online.

МШ - Security Apparatus

Интервью с Максимом Шером — Wall-online платформа для выставок

ИНТЕРВЬЮ